Был ли Евгений Замятин антисоветским писателем?

Евгений Замятин – человек витиеватой судьбы. Родившись в небедной семье (отец его был священником, мать – артисткой), будущий писатель, как и многие молодые люди своего класса, проникся бунтарским настроением российского общества начала XX века, делая вид (да и, пожалуй, искренне веря), что понимает социалистические идеалы и даже успел побыть в рядах большевиков. До событий 1917-го года его несколько раз арестовывали. Он много путешествовал и писал.

Самый известный его труд, роман «Мы» (1920-й год), часто называют антисоветским, что, мягко говоря, не совсем верно.

Если проанализировать раннее творчество (короткую прозу) Евгения Замятина, заметно, что он нередко пользовался приёмом самоповтора, развивая одну и ту же проблему в нескольких произведениях. Его же антиутопию можно воспринимать как более глубокое осмысление темы, затронутой в повести «Островитяне», где писатель зло высмеивал нравы буржуазного британского общества.

Уехав перед революцией поработать инженером в Англию, он ругал местные нравы и порядки. Евгений Замятин не только критиковал тамошнюю однообразность жизни (сравнивал архитектуру с амбарами, например), но и едко проходился по религиозному лицемерию и общей духовной «механизации» общества, его косности и тотальной рациональности, за которой гибнут мысли и чувства. 

Русских же в своих произведениях он рисует совершенно иначе: болезненно-импульсивными, страдающими, постоянно рефлексирующими. Согласитесь, всё это никак не напоминает людей-нумеров из его романа.

Показательными в понимании психологического восприятия русского человека также являются его повести «Уездное» и «Алатырь». Весьма схожие по своему духу вещи, завязанные, как и многие произведения автора, на любовном, «чувственном» контексте. Ознакомления с ними вполне достаточно, чтобы понять: «Мы» не мог быть списан с собственного народа.

Интересно, что, например, Александр Солженицын даже обвинял Евгения Замятина в русофобии. Что тоже не является правдой. Писатель рисует жуткие картины именно «России, которую мы потеряли». Люди тут – жертвы протухшей, разлагающейся эпохи, превращающиеся в жестоких беспринципных животных на фоне абсолютно безвыходных обстоятельств. Чем ниже они падают, чем душнее дышать, тем извращённее и изворотливее они себя ведут, разрушая уныние и скуку вселенскими терзаниями и бессмысленной кровью. Тотальная деградация и нравстенный упадок чувствуются на физическом уровне. Грязь, коррупция, разврат – главные действующие лица его предреволюционной прозы. 

Нет, русские люди у Евгения Замятина совершенно не похожи на тех, кого он станет изображать всего через несколько лет в своей главной (как принято считать) работе.

У нас «Мы» со старта начали критиковать, однако делали это не власти, а коллеги по перу. Профессиональная конкуренция, так сказать. Если вы считаете, что за прошедшую сотню лет люди (и литераторы вместе с ними) как-то изменились, а методы стали справедливее и попросту честнее, я могу только позавидовать вашей наивности. Впрочем, частично вопрос с этими «рьяными» товарищами был решён к 1937-му году.

Евгений Замятин поддержал революцию и полностью принял новую власть. Дружил с Максимом Горьким. Плодотворно участвовал в литературной жизни. Сперва еда не оступился: искренне увлёкшись антивоенной мыслью, он не до конца прочувствовал суть развязанной белыми гражданской мясорубки, выступая на позициях глупого пацифизма. Впрочем, наказывать его не стали.

Ранее его ярким социально-политическим манифестом стала повесть «На куличках» (1913-й год), за которую Евгений Замятин попал в ссылку. Он рисует всё моральное разложение армии. Идёт оно сверху, а солдаты и офицеры, терзаемые у китайской границы собственными бесами и бездельем, попросту пытаются не сойти с ума. Для этого приходится идти на самые мерзкие ухищрения – блуд и пьянство, а единственным выходом из всего этого вязкого кошмара оказывается самоубийство.

После революции по наветам недоброжелателей его пару раз пытались (в отличие от прошлых времён – безрезультатно) «репрессировать». Было это ещё до образования СССР. Сам писатель заверял, что политикой не занимается – только художественной литературой. Летом 1922-го года после очередного доноса его хотели наказать за публичные чтения «Мы», но следствие, несмотря на всё ещё лихое время, не обнаружило в романе ничего крамольного.

Повторюсь, тот факт, что антиутопия так и не была напечатана в СССР при жизни автора (хотя без последствий для него издавалась в США и Европе) можно объяснить скорее негативным отношением к Евгению Замятину со стороны «соратников по цеху», чем какой-то реальной цензурой. Страшная советская «репрессивная машина» в своём обхождении с ним выглядела весьма добродушной и какой-то плюшевой.

Учитывая контекст эпохи, можно даже утверждать об обратном: Евгений Замятин, желая влиться в новую социалистическую литературную действительность (наверное, свято веря, что при ней люди волшебным образом изменятся), целенаправленно написал (и публично декламировал) «Мы» именно как критику буржуазного общества, которое неминуемо приводит к крайне форме тоталитаризма, буквально вытравливая из людей всё человеческое, превращая их в механизмы из крови и плоти. Как было сказано выше, данные вопросы, пускай и не столь драматизировано, ранее он уже затрагивал в «Островитянах».

Говоря грубо, если проблему российского общества писатель видел в крайней и безудержной эмоциональности, то Запад (на примере тех же англичан) пугал его именно автоматизированным, доведённым до некоего религиозного культа отсутствием эмпатии.  

То, что Англия (Запад) – это «механизированный ад», Евгений Замятин доносит и через свою пьесу «Блоха». В ней, как теперь кажется некоторым, он нелестно отзывается о русских (тогда уже советских) людях, что никак не помешало её постановке в СССР. 

Его продолжали печатать, а главным покровителем писателя стал (какая неожиданность) Иосиф Виссарионович, который поддерживал Евгения Замятина даже после того, как тот попросился в эмиграцию. Паспорт СССР он не сдал. Живя на чужбине, вернулся в Союз советских писателей и даже делал вид, что активно поддерживает борьбу трудящихся за свои права во Франции и, заодно, во всём мире.

Напрашивается простой вопрос: если советская власть была столь кровожадна и «выжигала» всякое инакомыслие калёным железом, почему Евгений Замятин не просто не был репрессирован, но и умудрился выстроить при ней неплохую (в том числе и политическую, несмотря на то, что в политике он якобы не участвовал) карьеру? Ну а то, что писатель наивно понимал социализм как-то по-своему, было, извините, его личной проблемой. Что он собственно и не отрицал.

Разумеется, Евгений Замятин не был советским писателем. События 1917-го года стали для него скорее шансом ворваться в большую литературу (что было невозможно при реальной цензуре в царские времена), которым, несмотря на все проблемы, он всё же воспользовался.

Возможно, Евгений Замятин и сам осознавал, что со сменой экономического базиса, люди, которых он столь точно препарировал, мало изменились. Тем более персонажи из новой писательской элиты, в которую массово пошли ушлые приспособленцы. Внутривидовую борьбу им, как ему тогда казалось, он проиграл. После чего и решил уехать.

Евгений Замятин, как и его герои, слишком много рефликсировал. Задолго до революции писатель понимал (или просто остро чувствовал), что «так жить нельзя». Но какой должна быть новая жизнь, он не знал. Однако его ранняя проза является весьма точным зеркалом эпохи, в котором можно увидеть не только внешние, но и внутренние предпосылки грядущей революции.  

Тэги: Россия, СССР, революция, литература, культура, Евгений Замятин

Комментарии

Выбор редакции
«Рокко и его братья»: побеждён ли фашизм в Италии?
«Рокко и его братья»: побеждён ли фашизм в Италии?
«Рокко и его братья»: побеждён ли фашизм в Италии?
«Рокко и его братья»: побеждён ли фашизм в Италии?
Ученые изобрели средство от старения
Ученые изобрели средство от старения
Шокирующая исповедь о практиках медитации
Шокирующая исповедь о практиках медитации
Стартовал новый передел мира: Китай и Россия против США, Великобритании и ЕС
Стартовал новый передел мира: Китай и Россия против США, Великобритании и ЕС
«Масонский заговор» Насти Каменских?
«Масонский заговор» Насти Каменских?
Кто вы, мистер Зеленский?
Кто вы, мистер Зеленский?
Детство Владимира Зеленского: психологические комплексы и их вытеснение
Детство Владимира Зеленского: психологические комплексы и их вытеснение
Финансисты спрогнозировали курс гривны на ближайшие несколько лет
Финансисты спрогнозировали курс гривны на ближайшие несколько лет
Что нас ждет сразу после смерти?
Что нас ждет сразу после смерти?
Масоны раскрыли свой самый главный секрет
Масоны раскрыли свой самый главный секрет
fraza.com
Все новости
Главное
Популярное
В Одессе водитель маршрутки избил «зайца»
В Одессе водитель маршрутки избил «зайца»
В Одессе водитель маршрутки избил «зайца»
В Одессе водитель маршрутки избил «зайца»
Североирландский футболист забил поистине уникальный гол
Североирландский футболист забил поистине уникальный гол
Появилось видео драки школьниц в Запорожье
Появилось видео драки школьниц в Запорожье
На Черкасщине девушка умудрилась застрять в детской качели
На Черкасщине девушка умудрилась застрять в детской качели
Украинский морской курорт потрясло страшное самоубийство
Украинский морской курорт потрясло страшное самоубийство
Умер легендарный вокалист группы «Песняры»
Умер легендарный вокалист группы «Песняры»
Украина ждет вакцину от коронавируса Pfizer уже на этой неделе
Украина ждет вакцину от коронавируса Pfizer уже на этой неделе
Украина вышла на пик третьей волны коронавируса
Украина вышла на пик третьей волны коронавируса
В Одессе вспыхнул крупный пожар на верхнем этаже высотного здания
В Одессе вспыхнул крупный пожар на верхнем этаже высотного здания
Умерла актриса из фильма «Бриллиантовая рука», запомнившаяся всем одной культовой фразой
Умерла актриса из фильма «Бриллиантовая рука», запомнившаяся всем одной культовой фразой
fraza.com

Опрос

Если бы выборы президента были сегодня, за кого бы вы проголосовали?