ТОП:
Рубен Меграбян: В Армении рассчитывают на успех Украины

Армения для многих украинцев остается terra incognita. Пытаясь исправить это досадное недоразумение, ваш покорный слуга задал несколько вопросов эксперту Армянского Центра политических и международных исследований, редактору русской версии издания «Аравот» Рубену Меграбяну.

— Начну с главного: каким вам видится будущее отношений между Турцией и Россией после столь энергичных шагов навстречу, предпринятых Анкарой?

— Процесс сближения России с Турцией исходит из сути обоих авторитарных, популистских режимов. Не могу не согласиться с утверждением, что Путин и Эрдоган слишком похожи друг на друга, чтобы так долго оставаться врагами. При этом хочу подчеркнуть, что факт членства Турции во «враждебном» для России союзе НАТО, как и откровенный антизападный характер всей российской политики в Москве и Анкаре, соответственно, и вовсе игнорируется. После провала политики Давутоглу «ноль проблем с соседями», итогом которой стало «ноль соседей без проблем», Турция, столкнувшись с изоляцией и экономическим кризисом, оказавшись в сирийском тупике, лицом к лицу с курдской проблемой, решила частично реанимировать главные положения прежней политики. Даже в ущерб «престижу», которому прежде приносились в жертву очевидные выгоды.

Москва же, столкнувшись с очевидным провалом попыток убедить Запад хотя бы частично снять санкции, которые глубоко отразились на и без того безутешном экономическом положении вследствие системных пороков, а также желая внести раскол в евроатлантическое единство, ничего не пожалела, чтобы нормализовать отношения с Анкарой. Опять-таки во многом в ущерб «престижу», чему прежде приносились в жертву очевидные выгоды. То есть мы видим естественное стремление двух авторитарных «одиночеств» друг к другу. И несмотря на то, что во многих столицах дипломатично «приветствуют» это новое сближение, по моему убеждению, это вызов. Два нерукопожатных, антилиберальных, «духовно близких» лидера, фактически, объединяют усилия в стремлении к самосохранению. Это вызов для Европы, это вызов для постсоветских стран, прежде всего для Армении и Грузии, поскольку формируется широкое поле для очередных российско-турецких сделок в ущерб нашим интересам и в угоду их неоимперским интересам. Кавказ может вновь оказаться между российским молотом и турецкой наковальней, как было примерно 100 лет назад, что закончилось крахом нашей независимой государственности и расширением Турции на Восток до ее нынешних границ. Наш долг — не допустить повторения событий 100-летней давности. Поэтому именно в этом ключе необходим стратегический пересмотр политики безопасности Армении, внешней и оборонной политики, энергетической политики, с использованием возможностей Ирана и максимальной синхронизации политики с нашим северным соседом — Грузией, которая стремится к евроатлантической интеграции.

— Рубен, не могу не спросить о перспективах урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. Состоялся визит Франка-Вальтера Штайнмайера, президенты Азербайджана и Армении в присутствии Владимира Путина договорились искать пути примирения. Есть ли свет в конце туннеля?

— Южный Кавказ, или Юго-Восточная Европа, — это самый фрагментированный регион на глобусе. Это в 2012 году в Ереване отметил также Генсек НАТО во время своего визита, и этому трудно возразить. Причиной тому — конфликты, и Нагорно-Карабахский конфликт — центральный в регионе.

Такое положение вещей имеет только одного бенефициара — Россию. Потому это и «самый любимый» конфликт Москвы, позволяющий ей поддерживать такое положение вещей, а также сохранять «пульт управления» над регионом, препятствуя его политической и экономической самодостаточности и развитию его связей с внешним миром. Опыт Балкан, где застарелых конфликтов, развязанных империями, была масса, показал, что нерешаемых конфликтов не существует. Но что для этого нужно? Во-первых, ликвидировать присутствие этих империй в регионе, как Османская и Австро-Венгерская, а затем и Российская, и, во-вторых, дать возможность всем этническим и конфессиональным группам создавать свою государственность, если они того желают. А в-третьих, придать конфликтам «третье измерение» — перспективу интеграции в системы региональной безопасности, что трансформирует понимание интересов у сторон конфликтов. Такой системой на евроатлантическом пространстве, неотъемлемой частью которого являются и Балканы, и регион Восточного партнерства, и, в частности, Кавказ, может быть только НАТО. В этом контексте разрешение Нагорно-Карабахского конфликта не только возможно, но и неизбежно. У международного сообщества накоплен соответствующий опыт. Это — Косово. Говорят, что это «особый случай». Да, это так. И его «особость» заключается в том, что любой другой вариант решения был бы равнозначен «зеленому свету» для продолжения уже начавшегося тогда геноцида албанцев. Это преступление было остановлено войсками НАТО. Сейчас Косово признано десятками стран Запада и исламского мира, и народ Косово получил возможность мирного развития. В случае с Карабахом ситуация аналогичная. Вопрос может быть решен исключительно в косовском варианте — при полном и безоговорочном признании независимости Карабаха, исключающем азербайджанскую власть над народом Нагорного Карабаха. Две войны, развязанные Азербайджаном, окончательно закрыли двери для любых других вариантов. Должно быть понятно, что армянский народ не допустит второго геноцида, повторения событий 100-летней давности, когда естественное стремление к независимой государственности пресекается уничтожением и депортацией. Четырехдневная война в апреле с. г. показала, что попытки военного решения столкнутся с всеобщей мобилизацией, яростью и сопротивлением армян — как в Армении, так и в диаспоре и, безусловно, будут безуспешными. Визит Штайнмайера, главы МИД Германии — страны-лидера ЕС и председательствующей в ОБСЕ, надеюсь, будет способствовать тому, чтобы переговорный процесс под эгидой тройки сопредседателей Минской группы ОБСЕ (из США, Франции и России) продолжался и чтобы Россия не смогла «утащить» этот процесс под свое «эксклюзивное» посредничество.

— Откровенно признаюсь: в Украине мало знают о происходящем в Армении, последний всплеск информации был связан с «электрическим Майданом». А вам помогли наши майданы? И как бы вы охарактеризовали ситуацию в Армении сегодня?

— Конечно, после упомянутого вами «Электрик-Еревана», или «Электромайдана», в Армении не происходит того, что вызвало бы аналогичный информационный всплеск, волны которого дошли бы и до Украины, которой и своих проблем хватает. Но в Армении жизнь не стоит на месте.

Общество и политический класс готовятся к предвыборному периоду. В 2017 году состоятся парламентские выборы в условиях новой Конституции, по которой в Армении сформирована парламентская система правления вместо ныне существующей полупрезидентской. В настоящее время «старая» оппозиция не отвечает реальным запросам общества, она является декорацией к тотально коррумпированной правящей олигархической системе, которая монополизировала и экономику, и политику, где имеет место тесное сращивание власти и бизнеса. Судебная же и правоохранительная системы являются придатком исполнительной власти. Время «старой» оппозиции ушло безвозвратно.

Сформировались и продолжают формироваться новые политические силы — партии, общественно-политические инициативы, с новыми амбициями, в хорошем смысле этого слова, требующие смены поколения на политической арене. Эти амбиции, как мне представляется, будут в определенной мере материализованы по итогам предстоящих выборов.

Что касается украинского Евромайдана, то, за исключением полностью оказавшегося под влиянием очень сильной в стране российской пропаганды сегмента, общество, особенно его политически активная часть, которая руководствуется гражданскими ценностями, с большой симпатией отреагировала на события на майдане Незалежности в Киеве и других крупных городах Украины. Был сформирован Армянский комитет солидарности с Майданом, я был среди его членов, и были обнародованы несколько заявлений, в которых высказывалась безусловная поддержка гражданам Украины, поднявшимся на борьбу за Свободу. После того, как украинский режим Януковича при полной поддержке со стороны России и на фоне ядовитой пропаганды из Москвы начал стрелять в протестующих, в армянском обществе этот злосчастный почерк возымел своеобразный «эффект дежавю». Ведь 1 марта 2008 года в Ереване режим Роберта Кочаряна при такой же полной поддержке со стороны Москвы так же направил оружие против своего народа, поднявшегося против несправедливости, фальсификаций на президентских выборах в феврале.

Погибло 10 человек, и до сих пор преступление не раскрыто, виновные не выявлены: ни исполнители, ни те, кто отдал преступный приказ. Майдан является символом гражданского сопротивления на постсоветском пространстве, которое с 2012 года, с началом третьего срока Владимира Путина, объявлено зоной «эксклюзивных» интересов России, ее неоимперского влияния. Несомненно, в армянском обществе, в его значительной части, есть однозначное понимание того, что такое «влияние» не несет и не может нести ничего позитивного. Более того, это является прямой угрозой армянской государственности, которая после 1000-летнего безвременья восстановилась благодаря распаду советской империи, тому, что Путин называет «величайшей геополитической катастрофой XX века», тогда как это — величайшее благо для всех в этой «тюрьме народов». Другое дело, что мы пока не научились правильно воспользоваться этим благом. И в этом отношении успех Украины после Евромайдана на пути реализации ее ценностного и цивилизационного выбора — интеграции с цивилизованным миром, в частности с НАТО и ЕС, будет иметь ключевое значение для всей европейской части постсоветского пространства, в том числе и в особенности для Армении.

— Если подходить формально, то Армения находится в кильватере российской политики — СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ. Почему так сложилось?

— «Находиться в кильватере» — это, на мой взгляд, в значительной мере эвфемизм. Более подходящей характеристикой мне представляется российская оккупация. Сложилось так, что под непосредственным или опосредованным контролем России оказались политика безопасности, оборонная, внешняя, экономическая, энергетическая и даже налоговая и таможенная политика Армении. Стратегически важные сферы экономики контролируются российскими госкорпорациями (Газпром, Роснефть и др.), которые в Армении имеют монопольные позиции. Такое положение вещей связало Армению по рукам и ногам, задерживает ее развитие. После почти четырехлетнего успешного переговорного процесса с Брюсселем Армения вышла на парафирование Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Однако Москва сделала «предложение, от которого нельзя отказаться», и 3 сентября 2013 года президент Армении, как отмечалось позже, «в течение одной ночи» принял решение о свертывании этого процесса и включении Армении в так называемый Евразийский союз.

Вполне закономерен вопрос: почему так сложилось? А потому, что вызовы безопасности, возникшие с началом нашей независимости, совпавшим с началом Нагорно-Карабахского конфликта, так и остались непреодоленными, и это предоставило России возможность для широких манипуляций на общественных опасениях, на короткой памяти народа, на формировании образа «вековой дружбы» и пр., а для криминально-олигархической «элиты» внутри страны — возможность сделки с Москвой по схеме «суверенитет в обмен на московскую крышу». Роберт Кочарян в 2002 году отдал России в обмен на долг в $120 млн важнейшие активы армянской экономики, с этого и началось юридическое закабаление, а в реальности — оккупация Армении Россией. После 2008 года, когда началось правление Сержа Саргсяна, к сожалению, эта практика игры в поддавки с Россией в ущерб интересам Армении продолжилась. России отдана в пользование до 2044 года база в Гюмри, последние 20% системы газораспределения отданы Газпрому, монополия на оптовые поставки нефтепродуктов — «Роснефти», концессия на железную дорогу — РЖД. А на днях России переданы еще и «ключи от воздуха» под видом «совместной системы ПВО». И все это объяснялось российской пропагандой и правящими кругами «соображениями безопасности». Однако случилось неизбежное. Позволив России связать себя по рукам и ногам, Армения столкнулась с новой войной в Карабахе, развязанной режимом Алиева, и армяне встали перед угрозой уничтожения или депортации в Карабахе. Несмотря на то, что Россия вооружает с 2010 года Азербайджан на миллиарды долларов, в том числе наступательным оружием (объясняя, что это, дескать, «просто бизнес» и что Азербайджан — «тоже стратегический партнер»), мы выстояли и благодаря мужеству армянского солдата не позволили исполниться совместным российско-азербайджанским планам по существенному изменению статус-кво в Карабахе и размещению российских «миротворцев». Сейчас в армянском обществе идет интенсивная переоценка вообще всей сути, всего смысла и философии армяно-российских отношений. И вывод тут однозначный: если Россия нам «союзник», то нам и врагов не надо. Очевидно, что в армянском обществе, в его политически активной части, сформировался запрос на политику в направлении интеграции с ЕС и НАТО, на жизнь по европейским стандартам на фоне деградации и распада всей ткани государства и общества, что имеет место в сегодняшней России. И рано или поздно это найдет свое воплощение в практической политике.

1000 лет назад Армянское государство осталось под развалинами «единоверной» Византии, а сегодняшняя Византия, к тому же отягощенная явными признаками Орды, опаснее и злокачественнее первой. Через 1000 лет Армянское государство возродилось, а Византия — на свалке истории. И вторую Византию ожидает то же самое.

— В свое время была предпринята попытка постсоветской интеграции без России — ГУАМ, который сегодня практически не функционирует. Возможны ли новые попытки?

— Следует подчеркнуть, что такая попытка уже имеет место. Она называется Восточное партнерство ЕС, включающее шесть европейских постсоветских стран. К сожалению, совместный потенциал остается большей частью нереализованным в силу разных причин и обстоятельств, в том числе и в значительной мере из-за непонимания важности того, что у нас единая судьба. Другое дело, какой будет эта судьба, станем ли мы частью цивилизованного мира или погрязнем в болоте несостоявшихся государств. Украина ввиду своего потенциала — несомненный лидер в Восточном партнерстве. И успех Украины, в который я верю, станет успехом для других постсоветских стран, и это нужно понимать. Правда, пока слишком рано говорить об успехах. Но остается фактом то, что Украина и украинцы остановили российскую агрессию на Востоке страны и вынудили Москву считаться с ее интересами, заставили понять, что имперский бред про «единый народ» или «вековую дружбу» не может стать основой для двусторонних отношений. Тем более, когда такая «дружба» оборачивалась веками насильственной русификации, а затем и геноцидом — Голодомором украинского крестьянства, чтобы сломить дух свободы и сопротивления преступным социальным экспериментам в 1930-е годы. Сегодня в России, к сожалению, возродился имперский шовинизм, причем с откровенными черносотенными элементами. И поэтому постсоветским странам нельзя продолжать «вариться в собственном соку». Нам нужна ценностная, цивилизационная основа для объединения усилий. Этой основой могут быть только общечеловеческие ценности. И уже сейчас, именно сейчас нужно совместно думать о послепутинском, построссийском периоде, который неизбежно придет на смену нынешнему постсоветскому, а все эти неоимперские «евразийские» форматы будут распущены, как в свое время Организация Варшавского договора и др., призванные в советское время увековечить ограниченный суверенитет стран Центральной Европы и безусловное доминирование Москвы, танками подавлять стремление европейцев к свободе. Наша цель — минимизировать возможные риски на этом пути и не предстать перед фактом, как это было в 1918-м и 1991 годах и неизбежно в скором времени произойдет в третий раз. И нам уже сейчас нужна общая повестка, с учетом и пониманием вышесказанного — навстречу неизбежной второй фазе распада СССР, которая также будет полна драматизма. Мы должны быть готовы к этому.

— Что могла бы Украина дать Армении, чтобы наши двусторонние отношения развивались более интенсивно? Разумеется, кроме сала и «Киевского торта»...

— Украина — стратегически важная страна для Армении. И не только потому, что это вторая в Европе после Франции страна по численности армянской диаспоры, которая полностью интегрирована в украинское общество. Да, вы правы, сало и «Киевский торт» в армянской среде остаются традиционно популярными украинскими брендами. Кстати, вы забыли про водку. Украинские марки водки также популярны в Армении. Но если серьезнее, то Украина — это ворота в «большую» Европу для Армении и Грузии через Черное море, а также для Ирана, который со своими громадными углеводородными запасами после отмены санкций последовательно набирает обороты. С другой стороны, конечно, и коммуникационный коридор Грузия — Армения способен вывести Украину на иранский рынок, в Персидский залив и Индийский океан. Иран на самом высшем уровне заявлял о необходимости соединить Черное море с Персидским заливом. Но это все в потенциале, и чтобы весь этот тракт, вся эта логистика заработали, нужно успешно преодолеть вызовы безопасности, внешние и внутренние. Активное содействие западного сообщества в этом — необходимое условие, чтобы убрать барьеры в первую очередь политического характера. НАТО уже объявило о постоянном присутствии в Черном море. Аннексия Крыма Россией, ее агрессия на Востоке Украины и нежелание выполнять Минские договоренности не оставили иного выбора для НАТО, как выдвигать свою инфраструктуру на Восток, все ближе и ближе к нам, чтобы вести политику успешного сдерживания России. Но, с другой стороны, нам тоже нужно быть готовыми к тому, чтобы быть частью решения проблемы, а не частью проблемы как таковой. И в этом я вижу основу для взаимодействия. Нам нужно, чтобы Украины было больше в Армении, как и Армении — в Украине, мы должны лучше знать друг друга, составлять адекватное представление о проблемах и путях их решения.

— Армянская диаспора в Украине мощная и заметная. Каково положение украинцев в Армении?

— Украинцы в Армении, а их около 2000 человек, полностью интегрированы в армянское общество, являются полноправными гражданами страны, избирателями, налогоплательщиками и военнообязанными, свободно владеют армянским языком. Они живут той же жизнью, теми же заботами, что и остальные граждане Армении. Государство, согласно Конституции, по мере возможностей выполняет обязательства по обеспечению прав и потребностей национальных меньшинств, в частности путем бюджетного финансирования. Украинская община в нашей стране объединена в Федерацию украинцев Армении «Украина», имеет свой печатный орган — ежемесячник «Днепр-Славутич», который издается на украинском и армянском языках и финансируется армянским государством. В Армении нет ограничений на национальную культурную жизнь. В рамках украинской общины функционируют такие любительские художественные коллективы: украинский хор «Днепр», детский ансамбль «Колокольчик» и детский хореографический ансамбль «Малютка» в Ереване, ансамбль украинской песни «Вербиченька» в Ванадзоре. Их душевное исполнение мне не раз выпадала честь увидеть и услышать во время мероприятий, организуемых Посольством Украины в Армении. В центре Еревана есть школа имени Тараса Шевченко, где функционирует и музей. На мероприятиях школы, приуроченных ко дню рождения великого украинца, уже стало традиционным присутствие сотрудников украинского посольства, лично министра образования, что широко освещается местными телеканалами. В Ереване есть улица Шевченко, в центре армянской столицы сооружен памятник Тарасу Шевченко, возле которого проходят мероприятия в дни государственных праздников Украины. Конечно, учитывая экономические, социальные проблемы, с которыми сталкиваются все граждане Армении, эта поддержка желает лучшего. Тем не менее мы с гражданами Армении украинского происхождения, можно сказать, одинаково реагируем на то, что происходит в нашем государстве.

Тэги: Украина, Армения

Комментарии

Выбор редакции
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
Про «язык животных» и одноклеточного депутата
Про «язык животных» и одноклеточного депутата
В Украине сняли кино про казака-гея из тайного общества
В Украине сняли кино про казака-гея из тайного общества
Радиоволны 4G и 5G вредят организму, – результаты исследования
Радиоволны 4G и 5G вредят организму, – результаты исследования
ТОП 8 сериалов про тайные общества
ТОП 8 сериалов про тайные общества
fraza.com
В Китае зафиксирована вспышка вируса SFTS. Он передается через клещей
В Китае зафиксирована вспышка вируса SFTS. Он передается через клещей
В Китае зафиксирована вспышка вируса SFTS. Он передается через клещей
В Китае зафиксирована вспышка вируса SFTS. Он передается через клещей
После взрыва селитры в Бейруте началась революция
После взрыва селитры в Бейруте началась революция
В Днепре мужчина ногами избил инвалида, лежащего на асфальте
В Днепре мужчина ногами избил инвалида, лежащего на асфальте
Профессор-прогнозист рассказал, кто выиграет президентские выборы в США
Профессор-прогнозист рассказал, кто выиграет президентские выборы в США
Появилось видео, как в России гора обрушилась на людей
Появилось видео, как в России гора обрушилась на людей
Под Киевом подросток-боец, находясь за рулем «Мазды», побил полицейских
Под Киевом подросток-боец, находясь за рулем «Мазды», побил полицейских
В Луцке младенец впал в кому после прививки
В Луцке младенец впал в кому после прививки
«Перемен!»: в Беларуси задержали музыкантов, которые включили легендарную песню Виктора Цоя
«Перемен!»: в Беларуси задержали музыкантов, которые включили легендарную песню Виктора Цоя
На Львовщине автомобиль несколько раз переехал маленькую девочку
На Львовщине автомобиль несколько раз переехал маленькую девочку
Около офиса генпрокурора скандалит женщина и угрожает себя сжечь
Около офиса генпрокурора скандалит женщина и угрожает себя сжечь
fraza.com

Опрос

Как следует поступить с партией Нацкорпус?