ТОП:
Украина и мир-2017. Анализ и взгляд в будущее

Уходящий внешнеполитический год, кроме очевидной недосказанности по всем ключевым глобальным вопросам — от Северной Кореи до Сирии и от Украины до «брексита» — оттеняет ту тревожную реальность, что с начала российской агрессии против Украины наша страна так и не обзавелась системными гарантиями безопасности. Важное приобретение (но, по сути, и единственный официальный союзник Украины) — Канада. Конечно, нельзя не упомянуть, что разного уровня и содержания военно-технические соглашения существуют у Украины с теми или иными странами (даже с Китаем, если вспомнить феерический и последний в качестве президента визит Виктора Януковича в Пекин). Однако на момент возникновения реальной воплощенной угрозы все такие соглашения, очевидно, морально устарели.

Договор с Канадой  уже несколько другого качества, но он — один. Подчеркнем, что, разумеется, еще есть Литва и другие страны Балтии, но они и сами подвергаются угрозе со стороны России, а географически нас разделяет Беларусь, чья силовая элита, как утверждается, переживает кризис лояльности между верностью Минску и Москве (кстати, что-то похожее происходило в первой половине десятых и в Украине).

Мы можем, с долей вероятности, считать, что российский джихад против Запада, ведущийся в многомерном пространстве, стал выдыхаться. Но клыки московского медведя пока не вырваны, а когти не спилены — во внешней и внутренней официальной риторике Кремля агрессия продолжает играть первую скрипку.

Пусть Россия и парашютировалась на глобальную периферию (если вынести за скобки странноватые комплименты Трампа и лицемерное «сирийское урегулирование») и теперь рада даже визиту суданского людоеда аль-Башира, которого разыскивает Гаага, все это не отменяет непринадлежности Украины к системам коллективной обороны.

И здесь возникает несколько актуальных вопросов.

Первый:  почему это так?

Второй: а что происходит с коллективной обороной в принципе после шатаний американского президента в проблематике НАТО?

И третий: какие есть другие варианты, причем как общепонятные, так и отчасти футуристические, ведь мир меняется на наших глазах и было бы неосторожно исключать самые разные сценарии?

В первую очередь можно заметить, что генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг все чаще не упускает случая заявить, что «двери Альянса для Украины открыты». Сразу приходит в голову, что это некое проявление «чувства вины» перед нашей страной, поскольку провал Бухарестского саммита НАТО в 2008 году слишком откровенно открыл ящик Пандоры, ведь в августе того же года окрыленная таким успехом РФ напала на Грузию. А через пять лет — на Украину. Через семь лет вмешалась в президентские выборы в США. А на протяжении периода, минувшего между саммитами в Бухаресте и Варшаве (2016), развернула в странах ЕС мощную сеть информационного и лоббистского влияния, чью небезуспешную активность уже нелегко было не заметить в избирательных кампаниях 2017 года в Нидерландах, Австрии, Франции и Германии. Теперь даже в Великобритании расследуется возможная причастность России к агитации в ходе печально известного «брексита».

Но если не переоценивать значение морально-ценностной ориентации руководства НАТО, то рулады Столтенберга, похоже, имеют своей целью как стимулировать курс реформ в Украине, так и время от времени напоминать внешнему адресату — Москве, что Украина в некотором смысле «застолблена». В реальности, однако, у этого размахивания кулаками перед медвежьим носом есть две грани.

Грань первая:  Украина и впрямь сегодня функционирует как страна-кандидат в члены НАТО, преобразуя всю свою военно-организационную структуру в соответствие с требованиями слаженности с Альянсом. Более того, совместная работа с НАТО стала реально охватывать такие глубоко технические аспекты, что можно даже поверить в настроенность теневых элит Запада на «втягивание» Украины в НАТО. Правда, не более того.

Грань вторая: Украина все же не является (как и вращающаяся в похожей, просто не «горячей» ситуации Грузия) страной-кандидатом, поскольку даже максимально интенсивный Варшавский саммит так и не «отгрузил» Киеву и Тбилиси так называемый План по достижению членства (ПДЧ). Это был бы некий рубеж, но пока по ряду обстоятельств мы продолжаем оставаться лишь в преддверии этого рубежа.

Во-первых, потому, что такие страны, как Германия и Франция, продолжают избегать расширения НАТО на восток и взятия на себя в связи с этим дополнительных обязательств. Если быть более точными, то в истеблишменте обоих ключевых союзников на континенте симпатия к идее украинского членства в НАТО серьезно увеличила количество своих сторонников, но они все еще не превалируют.

В особенности потому, что Вашингтон явно утратил единый голос во внешней политике, и, вероятно, так будет продолжаться, пока Дональда Трампа не сменит в кресле некая более целостная личность. А соответственно европейские союзники — за исключением требований повышать долю военных расходов — не чувствуют из-за океана никаких толчков в направлении расширения Альянса.

За все прошедшие после Бухареста годы НАТО приросла всего лишь тремя маленькими странами, чьи действующие вооруженные силы совместно не набирают и тридцати тысяч военнослужащих. К моменту саммита 2014 года в валлийском Ньюпорте Альянс (как минимум, внешне) стал напоминать очередную международную организацию по защите прав человека и совершенствованию практик государственного управления.

Впрочем, с некой долей вероятности сегодня можно констатировать, что эта трагическая расслабленность была преодолена НАТО. И президенту Трампу не удалось подорвать или нивелировать усилия, которые были предприняты президентом Обамой на излете его президентства по укреплению восточного, юго-восточного, и северо-восточного (балтийского) фланга НАТО. К сожалению (и несмотря на привлекшую широкое международное внимание «варшавскую речь» президента Трампа), такое положение дел явно устроилось помимо его личного желания.

Во-вторых, у Киева же есть свои сомнения в отношении НАТО, и эти сомнения в определенной мере общие как с членами НАТО на Балтике, так и с Грузией и Молдовой.

К примеру, даже если вынести за рамки обсуждения вариант «судного дня», то есть реальной готовности Альянса к пресловутому «коллективному ответу», то на повестке дня все чаще оказывается тревога в отношении надежности руководства некоторых новых стран-членов. Ведь будет нелишним напомнить, что ключевые решения в НАТО принимаются консенсусом. И если мы объективно посмотрим на социально-экономические показатели новых стран-членов НАТО, то увидим кое-что очень тревожное. Среди них, к примеру, наличествует пережившая серию тяжелых неурядиц Албания или вскоре вступающая в ряды Альянса миниатюрная Черногория, где едва удалось предупредить пророссийский переворот. Те «смешные» суммы, которые были потрачены конторой «повара Пригожина» на размещение политической рекламы в социальных сетях (и недавно стали предметом расследования), выглядят вполне неплохо в качестве потенциальных бонусов руководству этих новых стран-членов. И в час «Ч» консенсус может не сложиться. Именно это, кроме всего прочего, сегодня, в дни разгорающейся глобальной войны, является откровенно слабым местом НАТО.

Разумеется, неформально понятно, что в штатных обстоятельствах доминирующие члены НАТО — такие, как США, Франция, Великобритания и Германия — способны оказать закулисное давление на прочие страны Альянса и добиться необходимого решения. Однако мы видели, как это не сработало на заре интервенции в Ирак и, как часть иракского эпизода, — с Турцией, небезосновательно опасавшейся удара ракет Хусейна по своей территории.

Иными словами, несмотря на общеполезный украинский драйв в НАТО, на его «возвращение» к роли, которую блок играл в годы холодной (возможно, ныне ее более уместно называть «первой холодной») войны, на оптимистическую риторику и некоторые успехи нашей страны на этом направлении, у нас как не было, так и нет гарантий. Гарантий того, что перед лицом полномасштабного российского вторжения мы не останемся одни.

Дополнительно к сказанному: у России, так или иначе, в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), при всей ее кажущейся формальности, такие союзники есть. Они, конечно (например, Беларусь и Казахстан), могут оказаться нелояльными, но, с точки зрения буквы договорной базы, обязаны следовать существующим соглашениям.

Отсюда и второй вопрос, а именно: есть ли у нашей страны, кроме и без того понятной и воплощенной уже за годы формулы, перефразируя российских имперских царедворцев, «наши союзники — наши ВС, наша Нацгвардия и добровольческие батальоны», возможности более надежно обеспечить свою безопасность?

За прошедшие годы конфликта, в котором мы отражаем гибридную агрессию съехавшей с рельсов ядерной державы, на первый план вышли разного рода региональные форматы. Если их обобщить, не обсуждая отдельно создавшиеся под условным зонтиком НАТО бригаду с участием Украины, Польши и Литвы или черноморское сотрудничество Румынии, Болгарии и Украины, то мы говорим об Intermarium, получившей новое дыхание польско-литовской идее «Межморья». Конечно, ну что значит «польско-литовской»? В основном (на протяжении как минимум ХХ века) к этой идее по очевидным причинам прислонялись и поколения украинских политических деятелей разных исторических периодов борьбы за государственный суверенитет нашей нации.

Но «Межморье» сегодня мыслится и видится как пространство общих интересов более широкое, нежели «старая Речь Посполитая», поэтому включает, в том числе, и Дунайский регион, с выходом на Адриатику с хорватского побережья. Такое масштабирование нового геополитического региона выглядит очень амбициозным. Несмотря на это, не далее как 23-24 ноября в украинских Черновцах, которые в таком залихватском формате оказались примерно «в середине» региона, собирался форум Intermarium с участием (в том числе и посредством телемостов) ведущих политиков, дипломатов и политологов из Польши, Литвы, Украины, Австрии, Румынии, Республики Молдова. И даже участников из числа российской оппозиции. Собрала их в столице Буковины динамичная коалиция неправительственных организаций во главе с «Центром демократизации и развития» с подключением партнеров из числа давно известных в этой сфере НИИ и СМИ стран «большого региона».

Здесь важно следующее: это мероприятие было проведено на фоне раздирающих часть Intermarium-а противоречий и не без того, дабы показать, что доктрина Гедройца (которая, сильно упрощая, состоит в том, чтобы сказать: «все прощают всем долги перед лицом российской угрозы») живее всех живых. Ведь понятно, что (не без «помощи» с чадящего северо-востока) Центрально-Восточная Европа рискует сегодня, как и в прошлом столетии, погрузиться в выяснение отношений культурно-исторического плана между группировками политизированной правоконсервативной интеллигенции. Которая, увы, в нашей части света никогда не отличалась конструктивностью. Увы, эта опасность не является зряшной, и, с реалистической точки зрения, необходимо осознавать: конец этим перепалкам может положить либо естественная смена политических циклов, либо возрождение целостной внешнеполитической воли в Вашингтоне.

Отсюда и необходимость поиска неких других возможностей.

Третий вопрос отталкивается от более узкого наблюдения: а почему именно Канада вообще решилась на подписание с нами широкого военно-технического соглашения?

Только ли потому, что там настолько влиятельна наша диаспора? Не будем спорить: влиятельна. Но по «этническому раскладу» все же даже не четвертая.

Только ли потому, что это тихий «аутсорсинг» со стороны Вашингтона, который в силу неоднократно упомянутых выше причин стеснен в открытых действиях? Но при этом сегодня американо-канадские отношения переживают нешуточный кризис в силу планов президента Трампа разрушить НАФТА...

Только ли потому, что (и вот эта третья причина заставляет нас задуматься над природой наших и любых новых альянсов в целом), как ни странно, но со всеми очевидными ограничениями сверхсовременная экономика Канады чем-то напоминает экономику украинскую, если представить, что Украина стоит на пороге подобного пути развития. А именно: Канада является богатой полезными ископаемыми страной с развитым сельским хозяйством, но при этом с огромной надстройкой из продвинутых отраслей. Политически Канада гармонична в своем разнообразии, по факту — парламентская республика со стройной, но время от времени меняющейся сегментами партийной системой.

При всей нашей навязанной войной разрухе мы можем рассмотреть немало подобий. Так, канадский Запад, с точки зрения хозяйственной структуры, похож на наш Юг и Восток. Терпимость становится нашим ключом к целостности и стабильности. Наш аграрно-промышленный сектор в кои-то веки стал конкурентоспособен и может превратиться в драйвер долгосрочного роста. Как и у нас, в Канаде нет доминирующего центра, крупные агломерации конкурируют между собой. При желании можно обнаружить еще немало любопытных аналогий.

Но вызов гораздо шире, ведь он состоит в вопросе: а с кем мы хотим быть союзниками, с кем хотим «дружить»?

Обречены ли мы на страны-соседи, с которыми можно, гипотетически, вспоминать взаимные обиды на глубину до Владимира Мономаха и Болеслава Кривоустого, или Украине стоит смотреть на страны, с которыми у нас нет «наследства»?

Так, в середине ноября большинство стран ЕС подписало предварительное оборонное соглашение, которое как бы не противоречит евроатлантическому единству, но вместе с тем «полутона» очевидны. При этом Украина не часть ни первого, ни второго...И в обозримом будущем не станет.

В то же время наш военно-промышленный комплекс все более масштабно ориентируется на модернизируемые страны Персидского залива, а сектор программного обеспечения — на далекие Австралию и Новую Зеландию. Более того, любопытные связи «вяжутся» у Украины с некоторыми странами Юго-Восточной Азии, из числа тех, которые не принадлежат к «китайскому ареалу влияния», а традиционно ориентированы на глубокий исторический Запад. Все эти страны, включая Канаду, объединяют между собой нацеленность на будущее и неприятие «копания» в прошлом.

Несомненно, полный отказ от «исторической политики» для Украины, находящейся в центре субконтинента, обильно и столетиями политом кровью дюжин поколений, скорее всего, невозможен. Однако не так уж сложно предпринять усилия по отступлению от края этой пропасти, куда Украина и ее соседи уже падали не раз в своей истории, которую и впрямь иногда нельзя «читать без брома».

Ясно, что достижение союза со странами, столь далекими географически и зависимыми от двусторонних соглашений с Америкой и Великобританией,  не обеспечит нам желанного зонтика коллективной безопасности. Но ведь и сама она сегодня поставлена под сомнение, поэтому вывод из анализа сравнительных рисков в нашем случае не однозначен. И если мы осознаем, в каком несколько причудливом направлении движется развитие нашей экономики (АПК, ВПК, IT, новая энергетика и «миградоллар» с «миграевро»), то увидим, что у нас объективно больше общего со странами «нового рубежа» (где к тому же проживает все больше украинцев), нежели с традиционными партнерами. Которые в ближайшем будущем, по-видимому, готовы либо расчесывать старые шрамы до кости, либо до последнего сопротивляться необходимости полностью порвать с токсичной Россией.

Поверить в лучшее будущее для Украины, в конце концов, не так и сложно.

Тэги: Украина, Европа, мир, НАТО, ЕС, 2017

Комментарии

Выбор редакции
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
В зоне АТО внезапно стали умирать украинские военные
Про «язык животных» и одноклеточного депутата
Про «язык животных» и одноклеточного депутата
В Украине сняли кино про казака-гея из тайного общества
В Украине сняли кино про казака-гея из тайного общества
Радиоволны 4G и 5G вредят организму, – результаты исследования
Радиоволны 4G и 5G вредят организму, – результаты исследования
ТОП 8 сериалов про тайные общества
ТОП 8 сериалов про тайные общества
fraza.com
На популярном украинском курорте туристов кроме горы медуз достает еще одна напасть
На популярном украинском курорте туристов кроме горы медуз достает еще одна напасть
На популярном украинском курорте туристов кроме горы медуз достает еще одна напасть
На популярном украинском курорте туристов кроме горы медуз достает еще одна напасть
Что делают с буйными пассажирами самолетов в Индонезии? Появилось жесткое видео
Что делают с буйными пассажирами самолетов в Индонезии? Появилось жесткое видео
На Николаевщине 3-летняя девочка играла со спичками и едва не сгорела заживо
На Николаевщине 3-летняя девочка играла со спичками и едва не сгорела заживо
В Киеве ужесточают карантинные ограничения
В Киеве ужесточают карантинные ограничения
Байден объяснил, почему все должны носить маски
Байден объяснил, почему все должны носить маски
В Киеве Mazda неудачно «припарковалась» в кофейне
В Киеве Mazda неудачно «припарковалась» в кофейне
В Киеве вор-рецидивист зарезал парня, который заступился за девушку
В Киеве вор-рецидивист зарезал парня, который заступился за девушку
15-летний сын покойного рэпера Децла выпустил свою первую песню
15-летний сын покойного рэпера Децла выпустил свою первую песню
Беларусы бастуют и требуют от СМИ правды
Беларусы бастуют и требуют от СМИ правды
В Индонезии родился теленок-мутант
В Индонезии родился теленок-мутант
fraza.com

Опрос

Как следует поступить с партией Нацкорпус?